Путь руки. Обзор видов рукопашного боя
аренда бытовки в москве без залога



  На главную
  200 школ Востока и Запада
  Путь руки. Вид рукопашного боя
  Кулачное дело на Великой Руси
  Да-цзе-шу
  Тайная сила внутри нас
  Руководство по джиу-джитцу
  Техника самозащиты «чой»
  Трактат о женской самообороне
  Боевые искусства Японии
  Борьба самбо
  Курс самозащиты «Самбо»
  Рукопашный бой обучение технике
  Айкидо
  Каратэ-до: мой жизненный путь
  Истинное каратэ
  Психотехника рукопашной схватки
  Секретные боевые искусства мира



Краткая история



Краткая история

Начало ХVII века принесло народу Окинавы суровые испытания. Три тысячи японских самураев клана Шимадзу на ста кораблях вторглись на архипелаг Рюкю. Безоружные жители острова почти не сопротивлялись, а небольшой отряд солдат из гарнизона Нахи был усмирен огнем японских мушкетов. С установлением централизованного правления сегуната Токугава - участь маленького королевства была решена. Население было обложено поборами и подверглось жестокой дискриминации.

В ответ крестьяне убивали сборщиков налогов и громили мелкие самурайские конвои. Тогда в 16О9 году японский наместник издал строжайший указ о запрещении носить оружие. Крестьяне, горожане и даже монахи, утаившие холодное оружие, подлежали смертной казни. Чтобы исключить малейшую возможность производства оружия, в деревнях были закрыты кузницы и конфискованы все железные предметы домашнего обихода. В период самых тяжких репрессий на село выдавался один-единственный нож для убоя скота и разделки туш, который хранился, привязанным на центральной площади. В портах стража вела строжайший досмотр с целью пресечь контрабанду ножей и кинжалов.

Население Окинавы начало объединяться в тайные общества и создавать союзы самообороны в деревнях и селах. Однако крупными центрами распространения рукопашного боя все же были города.

Боевое искусство на островах Рюкю в ту пору называлось просто Окинава-тэ (тэ по-японски "рука"). На самой же Окинаве стили тэ различались соответственно по городам: Наха-тэ, Сюри-тэ и Томари-тэ. Все школы тэ действовали в глубоком подполье. Если же кто-нибудь под пытками выдавал собратьев японским властям, предателя ждала позорная казнь. Его вывозили на лодке далеко в море и, слегка оцарапав - бросали несвязанным в воду. На запах крови собирались акулы и после недолгой игры в кошки-мышки - сжирали клятвопреступника.

Поскольку в столкновениях с самураями окинавцам приходилось иметь дело с опытными воинами, искушенными во всех премудростях своего ремесла, шанс на победу был не велик, и этот шанс нужно было вырвать любой ценой.

Тогда-то и появился на свет лозунг «одним ударом – наповал». Даже спортивные поединки между соперниками обычно приводили к летальному исходу. Годы упорных тренировок превращали руки и ноги в оружие страшной разрушительной силы. Особый упор делался на закалку рук и ног, так как пробить панцирь или расколоть самурайский шлем могла лишь поистине стальная рука. Данные последних лет свидетельствует, что сила удара кулака в каратэ достигает 700 килограммов, а удара ноги свыше 1 тонны. Возможно, старые мастера, посвятившие тренировкам всю свою жизнь, добивались и большего результата.

Для увеличения пробивной способности удара использовали бочки с песком, мелкой галькой или фасолью, а для увеличения силы удара - применялась деревянная макивара. Окинавская макивара - это небольшой, плотно плетённый сноп соломы, прикрепленный к доске и вкопанной в землю. Она служила для отработки точности и силы удара, а также для набивки рук и ног.

Для укрепления запястий и всей мускулатуры плечевого пояса служили своеобразные каменные гантели и каменные сандалии, с той же целью использовались Чиси, представляющие собой булаву на длинной ручке весом от 5 до 25 килограмм. Сила хвата вырабатывалась при помощи глиняных кувшинов, наполняя их водой или песком необходимо было выполнять всевозможные движения, держа их за горлышко.

«Время не трать даром - молод ты или стар,

Учись ударом - отвечать на удар.

Пусть крепче булатной стали - будет твоя рука,

Чтобы зря враги уповали - на мощь стального клинка!»

Из трактата по Окинава-тэ, 18 век.